АвторСообщение
холмсовед в законе




Пост N: 592
Зарегистрирован: 08.08.06
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.09.07 12:26. Заголовок: Тема для Холмсо-гонщиков (продолжение)


Шерлок Холмс, сгорбившись, примостился на кресле, страдальчески прикрыв глаза. Курить в раю было нельзя, поэтому ему было очень, очень плохо. Доктор Ватсон с сочувствием смотрел на своего друга. После недели со дня смерти, заполненной покоем, шахматами и выслушиванием потока благодарностей от отмщенных душ невинно убиенных, знаменитый сыщик явно сдал. Запрет же на курение и наркотики делал положение дел для него беспросветным.
В этот момент прозвучал зуммер запрашиваемого спиритического сеанса.
- Что это, Ватсон? - голосом умирающего лебедя спросил Холмс.
- Кто-то внизу желает с вами побеседовать, - обрадовано ответил Ватсон. – Меня за год вызывали всего два раза, вам повезло! Сейчас в это дело уже почти никто не верит.
– Ну что же, посетим страждущих. Составите мне компанию, доктор? Что надо сделать, чтобы попасть вниз?
- Просто нажмите кнопку вызова. И не забудьте попугать смертных – хоть какое-то развлечение!

- КТО ПОТРЕВОЖИЛ МОЙ ДУХ? – замогильным голосом, нараспев, произнес в полутьме Холмс.
- КАКОВ МЕРЗАВЕЦ! – грозно добавил Ватсон.
- Здравствуйте, Холмс, здравствуйте, Ватсон! – бойко ответил Лестрейд, нисколько не испугавшись. – А у меня к вам срочное дело.
- Ступайте к дьяволу, инспектор! – нарочито возмущенно сказал Ватсон. – Нас там ждут гурии и шербет!
- И гашиш, - пробормотал Холмс.
- Не вешайте мне лапшу на уши! – захохотал Лестрейд, явно чувствующий себя более чем уверенно. – Я даю вам шанс тряхнуть стариной и не сойти ума от скуки. Ну, согласны? Или заканчивать сеанс?
- Согласны, - в унисон прозвучало в ответ, хоть и уныло.
- Но инспектор, мы бестелесные сущности, лишенные права свободно скитаться по земле, – мягко сказал Холмс («Не привидения какие-нибудь» - с гордостью вставил Ватсон). – Как мы сможем помочь вам распутать убийство на Риджент.com?
- Советом, дорогой сэр, исключительно советом! Все факты я вам предоставлю. Вам нужно только свести их воедино. Сам я не могу, у меня уже голова идет кругом… НО ЧЕРТ ВОЗЬМИ, Холмс, как вы узнали??? Убийство произошло три дня назад, уже после вашей смерти!
- Нет ничего проще, дорогой инспектор.
- Ничего, - подтвердил Ватсон.

КОНЕЦ


Весь день я провел в Доме Культуры и вернулся на улицу Пекарей только к вечеру. Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 47 , стр: 1 2 3 Все [только новые]


холмсовед в законе




Пост N: 292
Зарегистрирован: 29.10.12
ссылка на сообщение  Отправлено: 13.09.13 10:23. Заголовок: Полковник Пикеринг. ..


Полковник Пикеринг. Неужели тот самый?(с)

Мой девиз - никогда не хруметь!

Имитация - самая честная форма плагиата.(с)
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Леди во всём




Пост N: 2934
Зарегистрирован: 01.12.06
Откуда: Россия, Санкт-Петербург
ссылка на сообщение  Отправлено: 30.10.13 19:45. Заголовок: Тут недавно закончил..


Тут недавно закончилась Фандомная Битва на дайри.ру. Это такой командный анонимный конкурс. Битва закончена, маски сняты. Ссылку на всю битву могу дать кому захочется, там много классных работ по Холмсу, но она проходила на дайри.ру и посты там, наверное, открыты только зарегистрированным. Не знаю точно. Поэтому пока покажу только свои работы. Это маленькая - "драббл", а есть ещё побольше, почти 5 тыс. слов, её позже повешу, наверное. И на другие суперские работы , но не мои, ссылки дам.

Личные счёты

Воздуха не хватало. Чьи-то руки сжимали горло Ирэн, давили на грудь.

«Шерлок, прекрати, я на твоей стороне», — попыталась крикнуть она, но измученное горло не издало даже писка.

Тогда она попробовала вырваться. Хватка врага на мгновение ослабла, взамен навалились тошнота и головокружение.

Ирэн открыла глаза — темно. Она прислушалась. Тишина давила и душила не хуже темноты. Никаких рук на горле, никакого Шерлока Холмса. Только слабость, острая боль в груди и тошнота, которая усиливалась при малейшем движении головой.

Осторожно, чтобы обмануть своё состояние, Ирэн подняла правую руку и попыталась поднести её к горлу. Локоть стукнулся о твёрдое, и в этот момент что-то посыпалось сверху, как будто дождь барабанил по крыше.

— Эй, Билл, — раздался чей-то зычный голос из темноты. — Засыпай скорее!

— Не ори, я думаю, — ответил оттуда же из темноты второй голос — хриплый и скрипучий.

«А этот Билл, видать, любит покурить и выпить», — ни с того ни с сего подумала Ирэн, и это была её последняя здравая мысль в этот день.

— Думаешь? — загоготал в ответ собеседник Билла. — Я и не знал, что ты умеешь.

— Мы не заколотили крышку, Том.

Ирэн подняла вторую руку. Ладонь наткнулась на преграду. Стараясь не шуметь, чтобы не привлечь внимание таинственных Тома и Билла, Ирэн ощупала твёрдую поверхность над собой и по бокам. Дерево.

Она попыталась согнуть ногу, колено уперлось в твёрдое.

— И что, что не заколотили? Зароем, да и ладно, — продолжал Билл, — она же чумная. Вдруг эта зараза наружу выползет?

— Не чумная, а чахоточная, но всё равно один чёрт. Поэтому я и не стал заколачивать гроб. Не хочу лишний раз трогать эту пакость.

Гроб! Чтобы не заорать, Ирэн зажала рукой рот, больно ударив запястье о доску. Гроб, чумная пакость, ну конечно!

Мориарти подсыпал ей в чай какую-то дрянь. Последнее, что она помнила до того, как очнулась в гробу, острую боль в груди, тошноту и головокружение.

Значит, она лежит в гробу.

«Хорошо, что он не заколочен, но...» — додумать не удалось.

Сверху снова раздалась барабанная дробь, и на неё посыпалась земля.

В крышке гроба она теперь отчётливо различала просветы.

Опять посыпалась земля, Ирэн зажмурилась и крепче зажала рот рукой.

Сверху смачно выругались.

— Что ещё, Билл? — гаркнул Том.

— Черенок лопаты сломал. Чёрт бы побрал этого скрягу — старого Мэтью. Вечно у него худой инвентарь.

— Ну, пошли за новой лопатой. Заодно гвоздей прихвачу и молоток, — хихикнул Том, — может, правда, заколотить.

Ирэн до крови искусала руку, прислушиваясь к тому, что происходит наверху.

Могильщики, вяло переругиваясь, удалились. Ирэн некоторое время лежала тихо, считая про себя. «Один, два, три...» Она опять вцепилась зубами в свою руку и разжала челюсти, только когда досчитала до ста. Дотянуться до правой щиколотки, лёжа в узком ящике, оказалось не так-то и просто. Нож был на месте — за отворотом ботинка. Судя по всему, её не обыскивали, опасаясь заразы.

Преодолевая тошноту, Ирэн вытащила нож и принялась искать место соединения крышки гроба с основанием. Она не думала о том, как будет сдвигать крышку, и тем более о том, как будет выбираться из ямы. Ею овладело желание жить. Как пойманный зверь она царапала крышку гроба ногтями и ножом. Нашла щель. С трудом развернулась в тесном пространстве и всем телом попыталась сдвинуть крышку. Она не считала, с какого раза подались доски.

Выбравшись на край чуть было не ставшего её последним пристанищем ящика, она осмотрелась. Рядом никого не было. По крайней мере, в яме, которая, по счастью, оказалась не слишком глубокой. Видать, скряга Мэтью, заправлявший кладбищем, экономил и на этом.

Дневной свет резал глаза, голова отчаянно кружилась, но Ирэн, цепляясь за осыпающуюся под пальцами землю, выбралась на край могилы. Огляделась, убедилась, что по-прежнему одна, взглянула вниз и захохотала. Грязными руками она откинула со лба спутавшиеся волосы и снова посмотрела на гроб.

— Идиотка, — еле слышно выругалась она, — неудивительно, что Мориарти провёл тебя, как девчонку.

Крышка гроба была сдвинута, Ирэн не поставила её на место.

Пришлось спускаться вниз, сдвигать крышку, присыпать её землёй, чтобы могильщики ничего не заподозрили, а потом лезть обратно.

На всё это ушло много времени, но Ирэн опять повезло.

Когда Билл и Том вернулись не с одной, а аж с двумя лопатами, гроб выглядел так же, как они его оставили.

Правда, если бы им пришло в голову отойти справить малую нужду в ближайшие кусты, они обнаружили бы там лежащую без сознания молодую женщину.

Но Ирэн всё ещё сопутствовала удача. Могильщики быстро закопали яму и ушли. И больше никто не тревожил бедняжку до ночи, пока бродячая собака не облизала ей лицо. Ирэн очнулась от того, что по её щеке провели шершавым языком, и тут же почувствовала, что ужасно продрогла, всё тело ломит от сырости и усталости, что боль в горле стала меньше и тошнота ушла, сменившись тяжестью в голове. А ещё, что она жива!

О том, что делать дальше, она смогла нормально подумать только утром, когда сидела в каморке старого приятеля — одного из тех типов с лондонского дна, к кому можно без опаски явиться в четыре часа утра, в ободранном платье, с выпачканными грязью руками и лицом, и который не задаст ни одного лишнего вопроса.

Ирэн жадно пила обжигающий чай и думала о своём сказочном везении. В том, что могильщики не заколотили гроб, что сломалась лопата, а больше всего ей повезло в том, что её любит Шерлок Холмс.

И что однажды они разговаривали о ядах, и Холмс сказал, что его очень сложно отравить, поскольку ему известно о ядах всё, а ещё потому что он принимает постоянно в качестве профилактики противоядия и сильно разбавленные яды. По его взгляду Ирэн поняла — он не хвастается, а предупреждает её и призывает к осторожности. Если бы она не вняла совету Шерлока и не стала приучать себя к ядам, её труп уже жрали бы черви.

Она пила чай, безуспешно пытаясь согреться, и думала, что Шерлоку совершенно не нужно знать, что он в очередной раз оказался прав, а она выжила. Узнает он — узнает и Мориарти. А к профессору у неё теперь открыт личный счёт.

Да вы что, граждане, белены объелись? Какие лимоны зимой? (с) Спасибо: 2 
ПрофильЦитата Ответить
холмсовед в законе




Пост N: 4114
Зарегистрирован: 08.08.06
Откуда: Коломна
ссылка на сообщение  Отправлено: 31.10.13 06:01. Заголовок: Жесть какая, ничего ..


Жесть какая, ничего себе.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
холмсовед в законе




Пост N: 1344
Зарегистрирован: 12.08.11
Откуда: Санкт-Петербург
ссылка на сообщение  Отправлено: 31.10.13 09:26. Заголовок: Irene , вот это да....


Irene , вот это да... Неожиданно и жутко

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
холмсовед в законе




Пост N: 4115
Зарегистрирован: 08.08.06
Откуда: Коломна
ссылка на сообщение  Отправлено: 31.10.13 09:53. Заголовок: Irene пишет: Дотяну..


Irene пишет:

 цитата:
Дотянуться до правой щиколотки, лёжа в узком ящике, оказалось не так-то и просто.



Мне даже кажется, что это невозможно. Если не согнуть ногу. Что в узком ящике вряд ли.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
холмсовед в законе




Пост N: 4750
Зарегистрирован: 03.06.08
Откуда: Россия, Пенза

Награды: За заслуги в развитии холмсо-фольклора
ссылка на сообщение  Отправлено: 31.10.13 10:48. Заголовок: Настоящая страшная и..


Настоящая страшная история, даже триллер.

Я иду сквозь тебя, пока есть мои силы,
Даже если уже никуда не иду...

Опасно отнимать у Боськи сэра, а у женщины её заблуждение
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Леди во всём




Пост N: 2935
Зарегистрирован: 01.12.06
Откуда: Россия, Санкт-Петербург
ссылка на сообщение  Отправлено: 31.10.13 12:48. Заголовок: LaBishop LaBishop пи..


LaBishop LaBishop пишет:

 цитата:
Жесть какая, ничего себе.


Ну, всяко лучше, чем быть трупом. Ногу она в ящике немного сгибала, в тексте это есть, что она попробовала согнуть ногу, и нога упёрлась в твёрдое.

Ashka, зато Ирэн теперь точно жива!

Лоттик Баскервилей, спасибо!

Да вы что, граждане, белены объелись? Какие лимоны зимой? (с) Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Леди во всём




Пост N: 2936
Зарегистрирован: 01.12.06
Откуда: Россия, Санкт-Петербург
ссылка на сообщение  Отправлено: 31.10.13 13:05. Заголовок: Интуиция Должен пр..


Интуиция

Скрытый текст


Да вы что, граждане, белены объелись? Какие лимоны зимой? (с) Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Леди во всём




Пост N: 2937
Зарегистрирован: 01.12.06
Откуда: Россия, Санкт-Петербург
ссылка на сообщение  Отправлено: 31.10.13 13:06. Заголовок: (продолжение) В русс..


(продолжение)
Скрытый текст


Да вы что, граждане, белены объелись? Какие лимоны зимой? (с) Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Леди во всём




Пост N: 2938
Зарегистрирован: 01.12.06
Откуда: Россия, Санкт-Петербург
ссылка на сообщение  Отправлено: 01.11.13 20:38. Заголовок: Если боитесь читать,..


Если боитесь читать, то не бойтесь - "Интуиция" - это немного приключений, немного истории, немного детектива и никакой любви. :)

Да вы что, граждане, белены объелись? Какие лимоны зимой? (с) Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
холмсовед в законе




Пост N: 12370
Зарегистрирован: 16.02.08
Откуда: Россия, Москва
ссылка на сообщение  Отправлено: 05.11.13 00:42. Заголовок: Я тоже рад, что одна..


Я тоже рад, что одна Эта Женщина жива и любима!

Два раза я был Ватсоном! Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Леди во всём




Пост N: 2939
Зарегистрирован: 01.12.06
Откуда: Россия, Санкт-Петербург
ссылка на сообщение  Отправлено: 05.11.13 08:12. Заголовок: Михаил Гуревич http..


Михаил Гуревич

Да вы что, граждане, белены объелись? Какие лимоны зимой? (с) Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Пост N: 42
Зарегистрирован: 25.03.09
ссылка на сообщение  Отправлено: 13.02.14 07:13. Заголовок: А такой Холмс здесь ..


А такой Холмс здесь был?

Это из Техники-Молодежи
А здесь сам рассказ про Холмса в будущем.
http://epizodsspace.no-ip.org/bibl/tm/1970/10/alm-dym.html

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Отмороженный холмсопсих




Пост N: 12312
Зарегистрирован: 23.05.06
Откуда: Санкт-Птеробург
ссылка на сообщение  Отправлено: 13.02.14 12:57. Заголовок: Почти Лановой. Если ..


Почти Лановой. Если бы не накладной подбородок.

Так тому и быть. От идущего ко дну не убудет. Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
холмсовед в законе




Пост N: 655
Зарегистрирован: 29.10.12
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.01.15 15:46. Заголовок: "Дело о драконе&..


"Дело о драконе".Весьма изящно!

Мой девиз - никогда не хруметь!

Имитация - самая честная форма плагиата.(с)
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
холмсовед в законе




Пост N: 4914
Зарегистрирован: 03.06.08
Откуда: Россия, Пенза

Награды: За заслуги в развитии холмсо-фольклора
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.01.15 17:45. Заголовок: Изящно и сжато. И на..


Изящно и сжато. И наукообразно, как говорит Преосвященство)

Я иду сквозь тебя, пока есть мои силы,
Даже если уже никуда не иду...

Опасно отнимать у Боськи сэра, а у женщины её заблуждение
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
холмсовед в законе




Пост N: 721
Зарегистрирован: 29.10.12
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.06.15 20:13. Заголовок: "Этюд в кораллов..


"Этюд в коралловых тонах". Чучело Боськи прилагается!

Мой девиз - никогда не хруметь!

Имитация - самая честная форма плагиата.(с)
Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить
Леди во всём




Пост N: 3048
Зарегистрирован: 01.12.06
Откуда: Россия, Санкт-Петербург
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.04.16 01:08. Заголовок: Название: О моде, ко..


Название: О моде, кофе и неизменных вещах

Краткое содержание: Сэр Генри после возвращения из кругосветного путешествия таинственно пропадает в Париже


Письмо, которое мой друг получил утром, выглядело самым обыкновенным образом. И уже поэтому казалось странным. Миссис Хадсон устала жаловаться на то, как выглядит обычный лондонский почтальон, потому что почта мистеру Холмсу доставлялась самым разнообразными способами: то с напыщенным лакеем, то с бродягой, то просто возникала из ниоткуда. А это письмо пришло с обычной почтой, в обыкновенном запечатанном конверте. Вот только отправлено оно было из Парижа, на конверте стоял адрес какой-то не самой известной гостиницы, а отправителем значился доктор Джеймс Мортимер. Тот самый доктор Мортимер, который принял живое участие в судьбе сэра Генри Баскервиля, весьма способствовал расследованию дела о гибели сэра Чарльза Баскервиля и теперь должен был находиться на обратном пути из кругосветного путешествия. В круиз наш друг доктор отправился как раз с сэром Генри Баскервилем, в качестве сопровождающего, дабы следить за его пошатнувшемся здоровьем.

Но самое необычное было собственно в письме. Холмс бегло просмотрел все бумаги, вложенные в конверт, по обыкновению тщательно изучил сам конверт и передал его мне со всем содержимым:

– Читайте, Уотсон, читайте внимательно, я хочу, чтобы вы не упустили ни одной детали, вы понадобитесь мне в Париже во всеоружии.

– Вы же прекрасно знаете, Холмс, – встрепенулся я, – что на серьезные дела я всегда беру с собой револьвер.

– Конечно, мой дорогой друг, – успокоил меня Холмс, – мне это хорошо известно, но в данном случае я говорил о вооружении знаниями, а не огнестрельным оружием.

Я покорился и погрузился в чтение послания доктора Мортимера. Из письма следовало, что сэр Генри Баскервиль исчез в Париже при загадочных обстоятельствах неделю назад, в самом конце кругосветного путешествия. Доктор Мортимер в нескольких предложениях рассказал о круизе, перечислив города, в которых они побывали с сэром Генри Баскервилем, а также в общих чертах описал тех пассажиров лайнера, с которыми наши путешественники ближе всего познакомились. В Париже они решили задержаться чуть дольше, чтобы потом добраться до Англии своим ходом. Видимо, интерес к столице Франции, а того вернее, к ее прекрасным обитательницам, сыграл с Баскервилем злую шутку. Сэр Генри ушел из гостиницы утром и не вернулся.

Судя по неровному почерку доктора Мортимера, он чрезвычайно волновался за судьбу своего пациента, почему и счел недостаточным вмешательство полиции Парижа и написал моему другу. Для меня же совсем не было очевидным, что с Баскервилем случилось что-то серьезное. Насколько я успел узнать характер баронета во время вынужденного проживания под одной крышей с ним, обязательностью он не отличался.

Я покачал головой и вопросительно взглянул на своего друга:
– Сэр Генри мог задержаться у каких-нибудь знакомых. Мне кажется, доктор Мортимер паникует раньше времени.

Холмс посмотрел на меня пристально, слегка прищурив глаза, как он всегда делал, когда пытался заставить меня использовать его любимый дедуктивный метод:
– Уотсон, а что вы скажете об открытке?

– Об открытке? – с удивлением переспросил я.

– Именно, – подтвердил Холмс.

Заглянув в конверт, я обнаружил там кроме письма еще и открытку – на первый взгляд рекламу какого-то магазина или ателье. Надо сказать, что эту деталь я поначалу не заметил, поскольку был слишком поражен содержанием послания доктора Мортимера. Холмс же, как обычно, поразил меня своим вниманием к деталям. Теперь, когда он сказал мне, что искать, я вспомнил, как мой друг, помимо письма, вытаскивал из конверта кусочек картона и даже подносил его к носу, принюхиваясь.

Я достал открытку из конверта и внимательно ее рассмотрел. Это и в самом деле была реклама шляпного ателье некой мадам Адель Реньер. Мадам, видимо, хотела обеспечить своему предприятию известность не только в Париже, но и за пределами Франции, поскольку надписи на открытке были сделаны на нескольких языках. Одна из надписей гласила, что салон представляет модные направления от Нью-Джерси до Коста-Рики. Это заявление показалось мне слегка преувеличенным, о чем я поспешил сообщить своему другу.

– Что ж, Холмс, – сказал я, – видимо эта открытка случайно попала в конверт с посланием бедного доктора Мортимера, ума не приложу, зачем бы ему понадобилось прикладывать к просьбе о помощи напыщенную рекламу какого-то магазина дамской одежды.

Холмс загадочно улыбнулся, причем мне показалось, что улыбается он не мне, а каким-то своим мыслям, взял из моих рук конверт с письмом и открыткой, аккуратно положил в карман халата и сказал:

– Дело серьезное, Уотсон. Собирайтесь, едем в Париж, выручать сэра Генри.

И мы отправились в Париж на следующий же день. На самом деле, я был совсем не против такого путешествия, тем более что давно предлагал Холмсу сменить обстановку, чтобы развеять хандру, которая как раз завладела им в то время. И, разумеется, меня взволновала судьба сэра Генри Баскервиля. Не успел он оправиться от той жуткой истории со своим дальним родственником и страшной собакой, как попал в очередную переделку.

До Парижа мы добрались без приключений, на вокзале нас встретил сам доктор Мортимер. Его худую нескладную фигуру мы заметили, как только вышли на платформу. Он бросился к нам с распростертыми объятиями и сразу же приступил к изложению сути дела, сбиваясь и то и дело приговаривая: «Вы же найдете его, мистер Холмс?»

Мы отправили багаж в гостиницу, а сами пошли пешком, слушая по дороге рассказ нашего бедного товарища. Доктор Мортимер рассказал, что сэр Генри очень хотел привезти из Парижа какой-нибудь особенный подарок чете Бэрриморов, особенно миссис Бэрримор. Поэтому его интересовали магазины дамской одежды, всяческих аксессуаров и безделушек, и он даже посвятил целый день тому, что таскал доктора Мортимера по извилистым улочкам Парижа, якобы в поисках чего-то необыкновенного. На самом деле, они в этот день зашли только в одно ателье, и то потому, что баронету приглянулась дама на рекламной афише. Доктору это порядком поднадоело, и в конце дня безрезультатных поисков он отказался сопровождать Баскервиля в походах по магазинам. Теперь, разумеется, несчастный лекарь очень переживал, что «бросил сэра Генри Баскервиля одного в этом ужасном Париже».

Холмс шел быстро, размашистым шагом, то и дело оставляя нас с Мортимером позади, так как, видимо, понял, что от стенаний доктора большой пользы не будет. Фактов же, столь необходимых для успешного расследования, в рассказе нашего спутника оказалось ничтожное количество.

Собственно, главным фактом было то, что Баскервиль исчез, когда отправился в какой-то магазин-ателье дамской одежды, в какой именно, доктор Мортимер не знал. Я сразу же вспомнил рекламу из письма. Скорее всего, Баскервиль и его спутник собирали подобные открытки, чтобы выбрать, где именно искать подарок. Видимо, одна из открыток случайно прицепилась к письму, когда доктор Мортимер засовывал его в конверт.

Наконец мы дошли до места назначения. На наше счастье, в гостинице были вполне приличные свободные номера, которые мы с другом и поспешили занять, договорившись встретиться в холле после того, как осмотрим комнаты и получим багаж.

Когда я спустился вниз, мой друг был уже там и увлеченно о чем-то беседовал с портье, размахивая при этом каким-то журналом. Подобное поведение в обычной жизни было Холмсу не свойственно, но я решил воздержаться от комментариев, чтобы не мешать расследованию. Я тихо подошел поближе и прислушался к разговору.

Оказалось, что в холле отеля Холмс нашел модный дамский журнал с рекламой различных ателье. Я подошел ближе и вгляделся в открытый Холмсом разворот. На правой странице красовалась уже известная нам реклама шляпного ателье мадам Адель Реньер. Правда надписи были исключительно французскими, но не понять напыщенный девиз было сложно, особенно после того как я имел возможность прочитать его на родном языке.

Холмс о чем-то разговаривал с портье по-французски. Этот язык он знал в совершенстве, в отличие от меня. Я не вслушивался, чтобы не мешать. Через некоторое время спустился Мортимер, и мы втроем расположились в глубоких креслах в углу небольшого, но довольно уютного холла гостиницы. Доктор немного успокоился и смог наконец-то внятно рассказать, что же конкретно произошло с его подопечным.

Непосредственно перед исчезновением Баскервиль твердо решил приобрести какой-нибудь модный презент для Элизы Бэрримор. Поскольку в холле гостиницы все время лежал журнал, в котором было несколько объявлений о магазинах дамской одежды, Холмс предложил начать с них. Возражений доктора Мортимера о том, что французская полиция уже опросила владельцев всех крупных ателье мод, он слушать не стал.

Поэтому на следующее утро мы с доктором Мортимером взяли список адресов и отправились опрашивать владельцев и служащих магазинов заново. Третьим по счету мы посетили ателье мадам Реньер. Судя по вывеске, манекенам в витрине и манерному слуге на входе, предприятие имело некоторый успех.

Нам пришлось дожидаться, пока хозяйка закончит разговаривать с клиенткой. В ожидании Адель Реньер мы с доктором Мортимером сидели на диване в просторной комнате, разглядывали многочисленные гравюры на стенах и обменивались мнениями о том, что нам удалось узнать в двух предыдущих ателье.

Надо сказать, что результаты наших поисков были невелики. Обе владелицы сказали, что никогда не слышали о сэре Генри Баскервиле и не видели человека, подходящего под описание пропавшего баронета. Доктор Мортимер был склонен поверить услышанному. Я же привык ставить под сомнение показания свидетелей, особенно те, которые были получены полицией или после визита полиции. Если положение так серьезно, как еще в Лондоне заявил Холмс, то от нас могли скрыть важные факты.

Я как раз начал рассказывать своему компаньону историю о том, как мы с Холмсом занимались одним любопытным делом, как нас прервали и попросили пройти в кабинет к мадам Реньер. Хозяйка салона оказалась весьма эффектной дамой, к тому же очень любезной.

Узнав о том, что мы англичане, она тут же перешла на английский, избавив нас от неуклюжих попыток объясняться на чужом языке. Впрочем, на этом приятные вещи и закончились.

Мадам изъявила желание побыстрее закончить наш разговор, так как у нее было назначено несколько важных встреч, и ей необходимо было вскорости уехать. Она даже вышла к нам в уличном платье и в шляпке с небольшой вуалью, частично скрывавшей ее лицо.

В ответ на наш вопрос Адель Реньер уверенно сказала, что не знает и никогда не видела никакого сэра Генри Баскервиля. Но что-то в ее поведении меня насторожило. Слишком уж она была спокойна, казалось, ее нисколько не взволновало вмешательство в жизнь ее ателье ни полиции, ни частных детективов. Перед нами была очень занятая предпринимательница, которая торопилась по своим делам, вот и все.

Кроме того, я не мог избавиться от чувства, что уже встречал эту даму, хотя никогда не посещал ее ателье в Париже и вообще редко сталкивался с людьми, связанными с модой и производством дамской одежды.

Во время нашей беседы произошел инцидент, который изрядно меня удивил. В кабинет практически без стука ворвался высокий худой мужчина средних лет и стал о чем-то быстро говорить по-французски. При этом он так отчаянно жестикулировал, что скорее походил на итальянца, чем на француза.

Мадам Реньер не сразу удалось успокоить нежданного посетителя, как потом выяснилось, это был управляющий ателье. Мадам даже прикрикнула на него пару раз, пока он не заметил, что кроме него в кабинете присутствуем еще мы с доктором Мортимером.

Тогда он так же быстро утих, окинул нас внимательным цепким взором, пробормотал что-то, очевидно, извинения, и вышел из кабинета.

Мадам извинилась перед нами, коротко пояснив, что у ее управляющего Антуана возникли какие-то проблемы с одним из нанятых недавно рабочих и требуется ее вмешательство. Таким образом, наш визит закончился еще быстрее, чем мы могли предполагать.

Когда мы с доктором Мортимером наконец-то вернулись в гостиницу, Холмса там не оказалось. Портье передал мне сложенный вчетверо листок бумаги, развернув который, я прочитал короткое послание от моего друга. Холмс сообщал, что вынужден покинуть Париж по срочному делу, чтобы мы с доктором Мортимером не волновались и продолжали искать сэра Генри по салонам и магазинам.

Как я уже отмечал неоднократно, одним из недостатков Шерлока Холмса было то, что он никогда и ни с кем не делился своими планами, пока не приводил их в действие и не достигал нужного ему результата. Я был почти уверен, что Холмс, не сообщив нам подробностей, приступил к собственному расследованию. Ничего поделать я с этим не мог, оставалось только следовать его указаниям, что мы с доктором Мортимером и сделали.

Все последующие посещения магазинов и ателье из нашего списка так же не дали никаких положительных результатов. Генри Баскервиля никто не видел.

Холмс вернулся только на третий день, поздно вечером, постучался прямо ко мне в номер, практически вытащив меня из постели. С виду он походил на рабочего и буквально валился с ног от усталости, но просто светился от удовольствия.

– Холмс, вы совсем себя не щадите, – воскликнул я, усаживая его в кресло, – ваши старания, по крайней мере, увенчались успехом?

– Разумеется, Уотсон, – успокоил меня он, – вам не следует за меня так волноваться, лишения, которые мне пришлось испытать, вовсе не так страшны, как может показаться. Вы же знаете, что для дела я готов на многое. А дело того стоило, поверьте, Уотсон!

И Холмс рассказал мне, что все время, пока отсутствовал, он трудился в ателье мадам Реньер. Как я понял, тем самым рабочим, с которым у управляющего вышла стычка. Мы с доктором Мортимером как раз находились в кабинете мадам, когда туда в бешенстве ворвался управляющий ателье.

Холмс рассказал, что практически уладил дело, все выяснил. Осталось только встретиться с Франсуа ле Вилларом. От усталости я почти ничего не понял в его восторженных объяснениях. Поэтому попросил его отложить разговор до завтра, тем более что доктору Мортимеру тоже было бы интересно узнать о результатах расследования.

Утром мы продолжили разговор уже в присутствии доктора Мортимера. Холмс успокоил нашего приятеля, заверив его, что с сэром Генри Баскервилем все в порядке, хотя его и держат под замком мошенники, один из которых, без сомнения, управляющий ателье Антуан.

Я, в свою очередь, поведал Холмсу, что Адель Реньер вела себя странно. Если бы не ее манера держаться, я бы подумал, что она чего-то опасается, так быстро она нас выпроводила.

Холмс ответил, что я совершенно прав. Адель Реньер опасается за здоровье и жизнь своей компаньонки и сэра Генри Баскервиля. Он считает, что баронета и девушку силой удерживают бандиты, с которыми связан Антуан.

– Но чем Баскервиль мог насолить этому Антуану? – удивился я.

– Мир чрезвычайно тесен, – вздохнул Холмс, – наверняка вы помните слугу Степлтонов, старика Антони? Он жил у них несколько лет, еще в то время, когда Степлтоны были Ванделерами и владели школой для мальчиков. А после гибели Степлтона в болоте этот Антони бесследно исчез.

– Вы хотите сказать...

– Именно! – Холмс не дал мне договорить. – Антуан и есть Антони.

Моему изумлению не было предела.

На следующее утро Холмс ушел рано, по его словам, чтобы встретиться с Франсуа ле Вилларом и доложить ему о том, что удалось узнать в ателье. Днем мы (я и доктор Мортимер) получили от мадам Реньер приглашение на ужин. Рукой Холмса на моем приглашении было приписано, что мы встретимся с ним прямо там.

В особняке мадам, который находился неподалеку от здания, где располагалось ателье, нас встретили чрезвычайно приветливо. Когда слуга провел нас в гостиную, мы сразу же заметили Шерлока Холмса. Мой друг оживленно беседовал о чем-то с мадам Реньер. Сегодня на ней было элегантное выходное платье, которое выгодно подчеркивало ее превосходную фигуру. Лицо хозяйки ателье на этот раз не прикрывала вуаль, и, посмотрев на нее издали, я внезапно понял, что знаю эту женщину. Перед нами была Ирэн Адлер, та самая, которая так ловко обвела вокруг пальца самого Шерлока Холмса в печальной истории, связанной с королем Богемии.

Ирэн подошла к нам поздороваться, а я был так поражен, что не мог понять, как мне себя вести, и только улыбался, что со стороны, наверное, выглядело странным. Мои сомнения разрешила сама Ирэн Адлер. Она обрадовала нас, что тот, кого мы искали – сэр Генри Баскервиль – жив-здоров и находится сейчас в ателье – выбирает шляпу для миссис Бэрримор. Доктор Мортимер тут же вызвался найти баронета и помочь ему с выбором, а Ирэн тем временем полностью завладела нашим с Холмсом вниманием.

Она извинилась передо мной за строгость, с которой отнеслась к нам во время нашего визита в ателье, а потом призналась, что подложила открытку в письмо доктора Мортимера, так как была уверена, что Холмс любит анаграммы. Холмс ответил, что он бы и так откликнулся на письмо доктора Мортимера, но информация мадам Реньер существенно облегчила расследование.

За ужином выяснилось, что сюрпризы не закончились. Мадам Реньер представила нам свою подругу и компаньонку, в которой я с удивлением узнал Берил Гарсиа – жену, а вернее, вдову Степлтона, которую тот выдавал за свою сестру. Женщину, сыгравшую не последнюю и очень неоднозначную роль в деле о собаке Баскервилей.

Берил была по-прежнему красива, но очень бледна. Я сопоставил факты и понял, что она, скорее всего, и есть та самая девушка-компаньонка, которую силой удерживали взаперти бандиты.

Вскоре наша компания пополнилась инспектором Франсуа ле Вилларом. Мне было интересно взглянуть на этого, оказавшегося довольно молодым и симпатичным, человека, о котором Холмс отзывался как о самом перспективном полицейском Парижа.

Ждали только сэра Генри Баскервиля и доктора Мортимера, но пришел один Мортимер. Доктор уверил присутствующих, что баронет вскоре появится на ужине, но сам он не смог больше выносить вида различных шляпок и позорно сбежал.

По приглашению хозяйки все перешли в столовую и приступили к ужину, не дожидаясь Баскервиля. Адель Реньер, а вернее, Ирэн Адлер не без гордости сообщила, что в ее ателье самый большой выбор очень модных шляп, и она вполне может понять баронета, которому трудно остановить выбор на какой-то одной. Ирэн тут же заверила нас, что кроме Берил в ателье есть еще помощницы, которые, без сомнения, дадут сэру Генри Баскервилю ценные советы, и нам совершенно не о чем волноваться.

Мне очень хотелось узнать, что же на самом деле произошло с Баскервилем, и я тихонько спросил об этом Холмса. Мой друг не успел мне ничего ответить, так как слово взял инспектор Виллар. Он сообщил присутствующим, что полиция сегодня арестовала шайку бандитов, главой которой оказался действительно управляющий ателье Антуан. Инспектор поблагодарил мадам Реньер и Шерлока Холмса за оказанное содействие в поимке преступников.

По моей просьбе и с разрешения мадам Реньер Холмс рассказал, как было дело. Постараюсь кратко передать основные события, о которых поведал мой гениальный друг.

Прогуливаясь по улочкам Парижа в поисках неизвестных модных магазинчиков, Генри Баскервиль случайно увидел на улице старую знакомую – вдову Джека Степлтона Берил Гарсиа. В своем рассказе я буду продолжать называть эту незаурядную смелую женщину ее девичьими именем и фамилией, хотя в Париже она пользовалась псевдонимом.

В Англии сэр Генри не на шутку влюбился в эту знойную испанскую красавицу, поэтому живо заинтересовался ее судьбой. Берил рассказала баронету, что попала в неприятную историю со старыми знакомыми. Баскервиль, как истинный джентльмен, кроме всего прочего, по-прежнему питающий к этой молодой особе нежные чувства, вызвался помочь.

Он условился с Берил о встрече, на которую и отправился тем утром, когда исчез. За мисс Гарсиа, как потом выяснилось, постоянно следили люди Антуана, поэтому баронет, приехав на свидание, попал в ловушку. Бандиты сочли его достаточно лакомым кусочком, чтобы рискнуть захватить его с целью требования выкупа. Действия преступников осложнились тем, что доктор Мортимер сразу же обратился в полицию.

К сожалению, чтобы не скомпрометировать даму сердца, баронет ничего не сказал доктору Мортимеру, чем доставил немало неприятностей как французской полиции, так и Шерлоку Холмсу. Впрочем, нам уже известно, что Холмс сразу же напал на верный след благодаря хитрой наводке мадам Адель Реньер, известной в Англии как певица и авантюристка Ирэн Адлер.

Когда сэр Генри Баскервиль ушел из гостиницы и не вернулся, Мортимер перво-наперво обратился в полицию, но быстро понял, что местный инспектор не собирается предпринимать никаких серьезных действий. Тогда доктор Мортимер и написал письмо Шерлоку Холмсу. Благодаря провидению в лице мисс Адлер, которую для удобства я тоже буду называть сценическим именем, в письмо оказалась вложена открытка с рекламой модного салона.

Холмс внимательно изучил и письмо, и открытку и заметил, что конверт был аккуратно вскрыт, а потом опять запечатан. Кто-то вложил в письмо доктора Мортимера открытку. Холмс решил, что это женщина, так как открытка источала аромат духов, само же письмо и конверт так сильно духами не пахли.

Мой друг сразу же догадался, от кого именно этот знак – по рекламному слогану, в котором было название родного города Ирэн Адлер – Нью-Джерси, а также по самому имени владелицы салона. Пока Холмс мне не объяснил, я и не догадывался, что имя – анаграмма – сложено из переставленных букв имени Ирэн Адлер.

Сам я во время рассказа моего друга решил, что Холмс, скорее всего, узнал духи Ирэн, хотя присутствующим он об этом не сообщил. Я тоже промолчал, хотя меня, признаться, раздирало любопытство, и хотелось задать Холмсу множество вопросов. Например, почему он сломя голову бросился спасать сэра Генри Баскервиля, а не просто написал своему другу Франсуа ле Виллару о том, что на это дело стоит обратить особое внимание?

В конце концов, я решил, что если мой друг что-то захочет рассказать, то сделает это сам, без наводящих вопросов. А поскольку на ужине он не стал упоминать даже имя мисс Адлер, то и я промолчал и не стал больше ни о чем спрашивать.

Я же о роли Ирэн в нашей истории знал немного больше – Холмс рассказал мне об этом сразу же, когда вернулся из ателье. А вот доктору Мортимеру он уже не сообщил всех подробностей, из чего мне стало ясно, что информация эта не для посторонних ушей. Хотя специально Холмс не просил меня молчать, но друзья на то и друзья, что им можно не объяснять очевидных вещей.

Я оказался прав. Позже, когда мы остались с Холмсом наедине, он поведал мне историю отношений мисс Адлер с Антонио и попросил меня нигде не упоминать о ней. История эта была не самой приятной. Ирэн в Италии работала, если можно так выразиться, вместе с Антонио. Вместе они занимались шантажом и вымогательством крупных сумм денег у богатых любителей оперы, а точнее, любителей оперных певиц. Мисс Адлер заводила интрижку с каким-нибудь знатным простофилей, а Антонио разыгрывал ее грозного обманутого любовника. После того как предприятие развалилось из-за подозрений полиции, Антонио «лег на дно» – поступил в услужение к Степлтонам, тогда еще Ванделерам, а Ирэн уехала в Варшаву, где познакомилась с королем Богемии.

После окончания дела, которое я в своих записках назвал «Скандал в Богемии», Адлер уехала в Париж с мужем – Годфри Нортоном, с которым вскоре им пришлось расстаться. Антонио нашел Ирэн и стал шантажировать ее прошлым. Она открыла модный салон под вымышленным именем, на всякий случай. Антонио устроился в этот салон управляющим. Он планировал опять заняться мошенничеством под прикрытием салона Адель Реньер, но не успел поставить работу.

За ужином Холмс рассказал только о том, что у Антонио нашелся повод шантажировать мадам Реньер, почему он и поступил к ней управляющим. Случайно именно в этот салон пришла наниматься модисткой Берил Гарсиа. Антонио, разумеется, узнал ее и тоже начинал шантажировать, но если от Ирэн Адлер ему нужны были деньги, то от Берил – сама Берил.

На этом месте рассказа я вынужден был прервать Холмса, так как описываемые им события показались мне далекими от действительности.

– Позвольте, но Антонио – старик. На что он смел надеяться?

– Не так он и стар на самом деле, он просто хороший актер, – ответил Холмс. – Я начал подозревать это, еще когда впервые увидел его в Меррипит-хаусе. Но все же я не был до конца уверен в том, что управляющий, который нанял меня разнорабочим в Париже, и есть тот самый слуга Степлтона. Признаться, я даже обратился за помощью к мадам Реньер.

Она подтвердила все мои подозрения. Антонио опасался преследования полиции и был вынужден изображать старика. За время службы у четы Ванделер-Степлтон он успел не на шутку увлечься Берил, так что она стала его навязчивой идеей.

На этом Холмс закончил свой рассказ и предложил обсудить что-нибудь более приятное, чтобы не тревожить неприятными воспоминаниями Берил, сидевшей тут же рядом с нами за столом.

Меня же не оставлял в покое вопрос, который я рискнул задать вслух:

– А нельзя было сразу же сдать в полицию этого Антуана-Антонио, как только он появился?

Холмс бросил длинный взгляд на мадам Реньер, и я подумал, что, пожалуй, невольно вмешался не в свое дело. Но вопрос был задан, надо было либо ждать ответа, либо перевести разговор на что-то другое. Пока я размышлял, что бы мне лучше сказать, Холмс сам решил проблему.

Мой друг как будто только сейчас заметил Берил, которая все время сидела рядом с ним, и обратился к ней:

– Если не ошибаюсь, мисс, это кольцо на вашем пальце означает, что нам следует поздравить вас с помолвкой?

Берил улыбнулась:

– Благодарю вас, мистер Холмс. Пока мы сидели взаперти, сэр Генри Баскервиль рассказал, что выкупил Меррипит-хаус и собирается предоставить его в полное мое распоряжение. Кроме того, господин баронет был так любезен, что предложил мне руку и сердце. А поскольку я люблю кофе и традиции, то не хочу нарушать традицию, по которой кофе в Меррипит-хаусе варит только хозяин.

На этом замечательном заявлении своей новоиспеченной невесты в гостиной появился сам Генри Баскервиль – шумный и чрезвычайно довольный тем, что наконец-то приобрел для Элизы Бэрримор одну из шляп мадам Реньер. Со всей своей канадской непосредственностью, которую доктор Мортимер так и не смог искоренить в нем, баронет принялся демонстрировать присутствующим купленный подарок.

Внимание всех тут же обратилось ко вновь прибывшему. Ирэн Адлер громко похвалила вкус Баскервиля и вернулась к разговору с Шерлоком Холмсом. Доктор Мортимер выразил восхищение мужеством и благородством баронета. Инспектор Виллар поблагодарил его за стойкость и храбрость. Берил Гарсиа при виде жениха просияла и совершенно преобразилась, как будто и не провела перед этим несколько дней в заточении.

Я же занялся угощением, которое было чрезвычайно вкусным, изредка бросал взгляды исподтишка на Холмса, вполголоса о чем-то беседующего с Ирэн Адлер, и думал о том, что, если не считать множества возникших вопросов личного характера, наше путешествие завершилось вполне благополучно. Конечно, я не был до конца уверен в правильности выбора жены сэром Генри Баскервилем, но не такой уж я ему близкий друг, чтобы давать советы в этом непростом и деликатном деле.



Да вы что, граждане, белены объелись? Какие лимоны зимой? (с). Все работает. :-) Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Главный форумный психолог




Пост N: 7241
Зарегистрирован: 20.10.07
ссылка на сообщение  Отправлено: 29.04.16 19:39. Заголовок: Irene пишет: – Коне..


Irene пишет:

 цитата:
– Конечно, мой дорогой друг, – успокоил меня Холмс, – мне это хорошо известно, но в данном случае я говорил о вооружении знаниями, а не огнестрельным оружием.

Вот в этом месте мне показалось, что Холмс - женщина :)
У Стаута есть эссе, где он доказывает, что Ватсон - женщина, но вот в этой фразе женщину напомнил мне Холмс - своим стремлением проговаривать очевидное. Как мне кажется, мужчины более лаконичны.
Впрочем, это всего лишь личное неавторитетное мнение

Я бываю абсолютно серьёзна не чаще одного раза в неделю Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Леди во всём




Пост N: 3050
Зарегистрирован: 01.12.06
Откуда: Россия, Санкт-Петербург
ссылка на сообщение  Отправлено: 30.04.16 22:57. Заголовок: Рени Алдер пишет: У..


Рени Алдер пишет:

 цитата:
У Стаута есть эссе, где он доказывает, что Ватсон - женщина, но вот в этой фразе женщину напомнил мне Холмс - своим стремлением проговаривать очевидное. Как мне кажется, мужчины более лаконичны.


А мне кажется постоянно, что Холмс проговаривает Уотсону очевидное, потому что считает его не таким догадливым, как он сам. Но, возможно, именно в этом месте я переборщила. Надо будет перечитать. Это всего лишь авторские тараканы.

Да вы что, граждане, белены объелись? Какие лимоны зимой? (с). Все работает. :-) Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 47 , стр: 1 2 3 Все [только новые]
Ответ:
         
         
         
         
         
         
1 2 3 4 5 6 7 8 9
видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 366
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация откл, правка нет



ИСТОРИЯ ЛЕДИ&ДЖЕНТЛЬМ. ГЕОГРАФИЯ ОВСЯНКА АРХИВ ЧЕРДАК ЛИТЕРА М КАРТА САЙТА
Знакомство Кровавая надпись Король шантажа Смертельная схватка Охота на тигра Собака Баскервилей Сокровища Агры XX век начинается